На Парнасе Серебряного века

На Парнасе Серебряного века
Князь Сергей Михайлович Волконский, я общался с ним, хоть с перерывами, почти полвека, художественный деятель, высоко одаренный писатель-мыслитель и характер исключительного нравственного достоинства. Он выразил лучшие традиции русской культуры, обязанной своим цветением в минувшем веке и в начале ХХ-го тому общественному классу в особенности, к которому Сергей Михайлович принадлежал. От предков он унаследовал и пламенное «чувство отечества» и то русское европейство, что озаряет вершины нашей просвещенности со времен Петра. Будучи, и в прямом и в метафорическом смысле, благородно-рожденным, Сергей Михайлович не был, однако, типичной фигурой на фоне русского дворянства, доживавшего свою судьбу в начале нашего столетия. Мировоззрением и широкой образованностью он ярко отличался от большинства представителей русской знати и был всегда в ее среде немного «белым вороном». Он впитал в себя гуманный «декабризм» деда, князя Сергея Григорьевича, общительную сердечность бабки, княгини Марии Николаевны (рожденной Раевской), религиозную мудрость матери, княгини Елизаветы Григорьевны, и через нее лучшие качества светлейших Волконских, среди которых так выделяется и умом и красотой бабушка Сергея Михайловича, светлейшая княгиня Мария Александровна (мать Елизаветы Григорьевны), рожденная фон Бенкендорф. От этой линии Волконских (возглавляемой фельдмаршалом и государственным деятелем князем Петром Михайловичем Волконским, получившим титул светлейшего в качестве первого министра Двора при Николае I) князь Сергей Михайлович и унаследовал лучшие свои качества.
Он был неуступчиво-прям и воодушевленно вдумчив, к чему бы и к кому бы не прикасался одинаково искренен, принципиален, щепетильно верен себе во всех обстоятельствах жизни. Барственно великодушный с низшей братией, к сильным мира он подходил с независимостью, которая казалась надменной чиновному и придворному петербургскому миру, в котором прислужничество, надо сказать, вошло в вековую привычку. Все было в нем отчетливо, просто и неподкупно: ни тени снобизма и низкопоклонства.
Но, разумеется, этой независимостью, прямотой, преданностью России и просвещенным европейством его характеристика не исчерпывается. Он был художественно одарён в высшей мере, всю жизнь прожил в искусстве и в творческом созерцании, всю жизнь учился человеческой правды красоты и у божественной красоты космоса, и если оставил сравнительно немного напечатанных трудов, то только потому, главным образом, что не было в нем тщеславия ни на грош, а добросовестной оглядки на себя — преизбыток.
Из воспоминаний Сергея Константиновича Маковского (1877-1962) «На Парнасе Серебряного века», Мюнхен, 1962 г.

Zeen is a next generation WordPress theme. It’s powerful, beautifully designed and comes with everything you need to engage your visitors and increase conversions.

Добавить материал
Добавить фото
Добавить адрес
Вы точно хотите удалить материал?