Новороссийская катастрофа

К годовщине Новороссийской катастрофы.
Ровно 103 года назад, днем 26-го марта 1920-го года начался основной этап Новороссийской эвакуации Вооруженных Сил Юга России и беженцев, вошедшей в историю как Новороссийская катастрофа.
Первыми на корабли грузились организованные группы беженцев и добровольческие части, а в это время у самого города шли бои. Большевикам противостоял заслон из Сводно-Партизанской дивизии, регулярной кавалерии генерала Барбовича, корниловцев и алексеевцев, а также бронепоезда, сдерживавшие красных огнем артиллерии и подошедший позже 3-й Дроздовский полк полковника Манштейна, который был оставлен на берегу и только чудом успел эвакуироваться.
Весь день в городе пылали цистерны с нефтью, уничтожалось военное имущество, некоторые офицеры стреляли своих лошадей, а другие не решались убить своих верных друзей и со слезами на глазах оставляли их на берегу. Позже Туркул вспоминал, как перекрестил на прощание свою лошадь, но об эвакуации дроздовцев будет отдельный рассказ.
К вечеру в Новороссийск отошли для погрузки корниловцы, алексеевцы и 1-я Донская дивизия генерала Дьяконова, за ними с боями отступали донские партизаны и кавалерия Барбовича, продолжал сражаться и 3-й Дроздовский полк под командованием Манштейна.
Корниловцы и алексеевцы смогли погрузиться полностью, затем погрузилась кавалерия, оставившая на берегу лошадей, а вот 1-я Донская дивизия так и не дождалась своего парохода. В результате из 3500 казаков 1-й Донской дивизии удалось вывезти на шхуне «Дунай» лишь 350 офицеров, лейб-гвардейцев и часть Атаманского полка, остальные же были вынуждены остаться на берегу и прикрывать. Не хватило места и для Сводно-Партизанской дивизии, которая вместе с 3-Дроздовским полком последней отошла в Новороссийск.
Уже ночью на пристань пришел в полном составе 1-й Дроздовский полк, доставивший гробы с телами генерала Дродовского и полковника Туцевича, которые были отбиты у красных специальным офицерским отрядом, ворвавшимся для этого в Екатеринодар.
Мест уже практически не было, но благодаря решительным действиям командира полка полковника Туркула удалось вывезти всех, в том числе запасной солдатский батальон из бывших пленных.
Для 1-го и 2-го Дроздовских полков был отведен транспорт «Екатеринодар», но места для всех не хватило, тогда людей начали поднимать лебедками прямо на головы уже погрузившихся добровольцев.
В это время на берег пришла офицерская рота 1-го Дроздовского полка, которая совместно с казаками и 3-м Дроздовским полком прикрывала эвакуацию. Оказалось, что команда «Святого Николая» не дождалась дроздовцев(по другой версии в суматохе полк попросту забыли) и ушла в море без них.
Тогда полковник Туркул с разрешения Кутепова начал грузить людей на миноносец «Пылкий», где располагался штаб Добровольческого корпуса, оставшиеся дроздовцы были вывезены на французском броненосном крейсере «Вальдек Руссо».
Дроздовские полки были последними, кому удалось эвакуироваться из Новороссийска по морю. Вместе с ними уходил командующий Добровольческим корпусом генерал Кутепов, вывезти остальных было уже невозможно. Остатки 1-й Донской дивизии, Сводно-Партизанская дивизия, а также остальные донские части и толпы беженцев оставались на расправу врагу.
С боями казачьи части двинулись вдоль берега на Туапсе и Геленджик, 3-й Донской полк есаула Обушинова, состоявший из казаков-калмыков, до конца прикрывал эвакуацию из Новороссийска, а затем в районе цементного завода принял свой последний бой.
Казаки-калмыки, казаки и оставшиеся офицеры стояли до последнего. Понимая, что они обречены, многие бросались прямо на лошадях в море, как это случилось во время отступления с некоторыми офицерами Атаманского полка, кого-то вытаскивали из воды французы и помещали на свои корабли, остальные тонули. Многие прямо на берегу стрелялись, историк Сергей Викторович Волков приводил воспоминание очевидцев, как оставшийся на берегу капитан Дроздовского полка застрелил троих своих детей и жену, а затем покончил с собой:
«Момент пленения нас большевиками не поддается описанию; некоторые тут же предпочитали покончить счёты с жизнью. Мне запомнился капитан Дроздовского полка, стоявший недалеко от меня с женой и двумя детьми трёх и пяти лет. Перекрестив и поцеловав их, он каждому из них стреляет в ухо, крестит жену, в слезах прощается с ней; и вот, застреленная, падает она, а последняя пуля в себя….»
Схваченные красными казаки были изрублены шашками, остатки 3-го Донского казачьего-калмыцкого полка прогнали через строй, где рубили каждого второго, участь остальных была также ужасной.
Сын красного калмыка воспоминал, как его отец будучи командиром красного эскадрона, увидев изрубленных на берегу детей и женщин, тут же покончил с собой.
Немалая часть донских, кубанских и терских казаков под прикрытием 80-го Зюнгарского полка прорвались в Адлер, где были погружены на корабли и эвакуированы в Крым. Сам 80-й Зюнгарский полк наряду с Гундоровским полком, во главе которого эвакуировался командир 3-го донского корпуса генерал Гусельщиков, оказался едва ли не единственной казачьей частью, которая была полностью вывезена и под носа у красных.
Сводно-Партизанская дивизия полностью сохранила боевой порядок, вместе с частью Атаманского полка она попыталась прорваться в Геленджик, но в районе Кабардинки была встречена зелеными. Сзади по пятам шла 20-тысячная армия красных, которые уже утром 27-го марта большими силами заняли Новороссийск.
Донцы шесть раз ходили в атаку, пытаясь прорвать позиции противника, в то время с тыла офицерская сотня с пулеметами сдерживала всю 20-тысячную армаду большевиков. К сожалению, прорваться не удалось, тогда, как я уже написал выше, многие стали бросаться в море и частично были спасены французами, остальные с боями ушли в горы. В будущем именно оставшиеся казачьи части стали костяком новых антибольшевицких восстаний.
Как я уже сказал, участь попавших в лапы к большевикам была трагической. Однако ничего не знали о своей дальнейшей судьбе и те, кому удалось погрузиться на корабли. Теперь все зависело от стойкости частей генерала Слащева, большевики рвались в Крым и в случае их успеха, белые оказались бы обречены на полное истребление в Крыму.
К счастью генерал Слащев выстоял, а Крым стал настоящим плацдармом для славной эпопеи, которая вошла в историю как Крымское чудо, когда измученные люди в считанные дни воспряли в Русскую армию.
Тем не менее, уже тогда многие навсегда оказались выброшены на чужбину, немало казаков с семьями были доставлены на остров Лемнос и не смогли переправиться в Крым, а многие беженцы на протяжении долгого времени оставались на кораблях, стоявших на рейде у берегов Константинополя. Тогда же там впервые появились русские захоронения, первыми начали умирать дети и старики, Русская Голгофа изгнания поглощала новые и новые судьбы.
И все же красные не смогли добиться своей главной цели, с падением Новороссийска не умерло Белое Движение, оно возродилось и продолжило свою борьбу за Россию, за ее свободу от тьмы кровавого большевизма, стремящегося уничтожить всех, кто осмелился встать на пути их людоедских утопий.
Царствие небесное и вечная память всем, кто до конца остался верен антибольшевицкому сопротивлению, всем жертвам красного террора страшного 20-го века.
Основатель и руководитель культурно-исторического проекта «Забытая Россия» Денис Романов. #ЗабытаяРоссия

Дроздовский Михаил Гордеевич
КОМАНДИР ЛУЧШИХ Знаменитые “дроздовцы” вошли в историю Гражданской войны благодаря выдающимся качествам своего командира. Михаил Гордеевич Дроздов...
Читать далее

Zeen is a next generation WordPress theme. It’s powerful, beautifully designed and comes with everything you need to engage your visitors and increase conversions.

Добавить материал
Добавить фото
Добавить адрес
Вы точно хотите удалить материал?