Теглева Александра Александровна, няня Великих княжон

Её имя долго оставалось в безвестности, хотя могло бы служить символом бесконечной верности своему делу, людям, к которым испытывала горячую привязанность, а затем и их памяти.
Александра Александровна Теглева была няней Великих княжон в семье нашего последнего Императора.»Милая Шура», так обращались к ней в разговоре и в письмах, родилась в усадьбе Горка, вблизи старинного села Терёбушка (Новоладожского уезда С.-Петербургской губернии) 19 апреля 1884 года. Её род ведёт своё происхождение от ордынца, прибывшего на Русь к Великому князю Василию Тёмному и перекрестившегося в православную веру.
В 17-летнем возрасте, будучи смолянкой, Александра попала в Царскую семью, с которой не расставалась вплоть до насильственного разлучения в Екатеринбурге в мае 1918 года. Получив достоверное известие о том, что вместе с Императором погибли и Императрица, и дети (официально было объявлено, что расстрелян один Император, а остальные перевезены из Ипатьевского дома), Александра Теглева хотела свести счёты с жизнью, тяжело заболела. Заботу о ней — не только о её здоровье, но и о самой жизни — принял на себя Пьер Жильяр, учитель французского языка Великих княжон и Цесаревича. Горе для них, Александры и Пьера, было общим, и оно сблизило. Тюмень, Омск, Верхнеудинск, Владивосток — это был последний маршрут верных Императорской семье слуг по русской земле.
Теглева до последнего отказывалась покидать Родину и согласилась в конце концов, лишь взяв с Пьера обещание, что при первой же возможности вернётся. В Лозанне Жильяр не переставал заботиться об Александре, зарабатывал преподаванием на них обоих и, спустя два года, сделал предложение.
3 октября 1922 года Александра и Пьер обвенчались в русской церкви в Женеве.
У Жильяра было много родственников, но особенно Александра сблизилась с племянницей Мари-Клод, в воспитании которой приняла большое участие. Для неё она стала крёстной матерью. Именно Мари-Клод Жильяр в благодарность и во имя доброй памяти о «женщине в тени» написала книгу «Сундук из России», где передала то, что услышала когда-то от своей тёти Алекс.
Александра Александровна Теглева-Жильяр скончалась в 1955 году и была похоронена в Лозанне. Там же, спустя семь лет, нашёл последний приют и Пьер Жильяр, он был похоронен в той же могиле.
————-
От родной усадьбы Теглевых Горка не осталось и следа. Успенский храм 1860-х годов постройки, возле которого похоронены многие члены семьи, пребывает в руинах.
————
«Мне должно было исполниться семнадцать лет, когда директриса института сообщила нам о предстоящем визите Царицы, которая искала няню для своих старших дочерей — Ольги и Татьяны — и надеялась найти её среди воспитанниц Смольного. В институте сразу же все заволновались, были изменены программы уроков, с тем, чтобы подготовиться к этому особому событию. Такой визит был честью для Смольного института, поэтому всё должно было быть точно предусмотрено.
Наступил этот особый день. Когда показалась Императорская карета, мы выстроились в почётный ряд и хором приветствовали Императрицу. Молодая элегантная дама, одетая в чёрное платье, вышла из кареты и прошла между нашими рядами. Улыбаясь, она приветствовала нас грациозным жестом руки. Все мы стояли, онемев от изумления. На имеющихся у нас фотографиях Императрица всегда была в парадном одеянии, с короной на голове и с надменным видом. Видеть её такой простой и любезной было для нас большой неожиданностью…

Нас провели в большой зал, где должна была проходить церемония. Услышав своё имя, каждая из нас должна была выйти из шеренги, подойти к Императрице, сделать реверанс, сказать заранее подготовленный комплимент и ответить на её возможные вопросы. Всё шло, как и предполагалось, до тех пор, пока очередь не дошла до меня. Когда назвали моё имя, меня охватило неожиданное смущение, которое приковало меня на несколько секунд к месту, где я стояла. Услышав, что директриса снова повторила моё имя, я должна была приложить огромное усилие, чтобы сдвинуться с места, и тут, вместо того чтобы сделать реверанс, я упала на колени к ногам Императрицы и зарыдала! Директриса хотела вмешаться, но Царица остановила её жестом руки и начала нежно гладить мои волосы… Я осознала нелепость моей ситуации. От стыда я тут же покраснела, быстро встала и, не попросив прощения, не сделавши реверанса, выбежала из зала.
Когда Ольга (старшая сестра автора — Т.В.) пришла в нашу комнату, я всё ещё плакала и даже кричала. Я не понимала, как такое произошло. Я не хотела этого! Я хотела понравиться Императрице, чтобы она выбрала меня, а теперь я потеряла все шансы. Непростительнее всего было то, что я не проявила к ней должного уважения. Ольга была потрясена и не знала, что сказать.
К нашему большому удивлению, директриса не стала меня упрекать и не наказала. Всё вернулось на свои места, как будто ничего и не произошло. Почему? Я думаю, что только распоряжение Императрицы могло объяснить происходящее.
Самым тяжёлым было терпеть взгляды и насмешливые комментарии наших одноклассниц. Это продолжалось до тех пор, пока не наступили летние каникулы…
В августе от директрисы пришло письмо. Она сообщала, что Императрица выбрала меня в качестве комнатной девушки для дочерей: пятилетней Ольги и трёхлетней Татьяны. Царица уточняла, что речь идёт об ответственной должности. У меня было ощущение, что она выбрала меня только потому, что я не стала играть роль, которая предназначалась каждой воспитаннице Смольного, и впервые ощутила гордость…
Как и каждый год, директриса собрала после каникул всех учениц и сообщила, к всеобщему удивлению, о выборе Императрицы, тепло поздравив меня.
В начале октября карета с гербом Императрицы остановилась около института. Я вспомнила уроки хороших манер в Смольном: расправить плечи, поднять голову, смотреть на уровне глаз. И чудесным образом почувствовала, что готова к встрече.
В нескольких словах Императрица объяснила, чего она ждёт от меня: быть в полном её распоряжении и постоянно находиться около детей. Я должна была сопровождать их везде: и во дворце, и за его пределами, принимать участие в играх и развлечениях. Я поняла, что моя должность была совсем не официальной, скорее, это была роль старшей сестры — ответственной, внимательной и ласковой. Поскольку в своей семье я была младшей, я была очень рада исполнять отведённую мне роль. Когда две девочки вошли в гостиную и прижались к матери, я была очарована и почувствовала, что моё место здесь».

Zeen is a next generation WordPress theme. It’s powerful, beautifully designed and comes with everything you need to engage your visitors and increase conversions.

Добавить материал
Добавить фото
Добавить адрес
Вы точно хотите удалить материал?