Второй штурм станицы Выселки Добровольческой армией

Второй штурм станицы Выселки Добровольческой армией.
В четыре часа утра 16-го марта 1918-го года Партизанский полк под командованием будущего Донского атамана генерал-лейтенанта Богаевского вышел из станицы Журавской и двинулся к Выселкам.
Сотням Партизанского полка было поручено отбить обратно Выселки, оставленные конницей Гершельмана накануне поздно вечером под натиском подошедших многочисленных свежих сил большевиков.
Через три часа колонна подошла к подступам станции и рассыпавшись в цепи, в полный рост бросилась в атаку на окопавшихся красных.
Первыми, не дожидаясь подхода 2-й сотни есаула Романа Лазарева, двинулись на врага цепи 1-й сотни полковника Краснянского и 3-й сотни капитана Курочкина, состоявшей из партизан-чернецовцев.
Атакующим предстояло пройти лощину, а затем в чистом поле преодолеть оставшуюся часть пути до вражеских окопов. Сзади артиллерийским поддерживала цепи партизан 4-я батарея полковника Третьякова, ведшая прицельный огонь по красным, но этого прикрытия было мало.
Выйдя на ровную местность, сотни попали под шквальный огонь большевиков, обстреливающих наступающие цепи в упор из винтовок, пулеметов и артиллерии бронепоезда, прибывшего на станцию.
Однако обратного пути у Партизанского полка не было, так как невыполнение приказа и пребывание Выселок в руках врага автоматически ставили под удар фланг Добровольческой армии и делали невозможным дальнейшее продвижение на Кубань.
Первыми на окраину станицы ворвались чернецовцы из 3-й сотни капитана Василия Курочкина, но под натиском превосходящих сил красных они были вынуждены отступить обратно. Солнце слепило партизанские цепи, не позволяя отвечать на выстрелы большевиков.
На левом фланге упал смертельно раненный вражеской пулей командир 1-й сотни полковник Краснянский, позже есаул Карташев(по словам Африкана Богаевского он был другом и станичником полковника) вывез его в станицу Журавскую, где тот и скончался на следующее утро.
На поле боя после ранения Краснянского командование сотней принял на себя войсковой старшина Ермолов, увлекший вперед краснянцев, замявшихся возле лежащего на снегу командира. Тем временем потери росли, а огонь большевиков с каждой минутой только усиливался.
Сотням пришлось залечь на заснеженном поле, мороз сковывал руки атакующих, причиняя невыносимую боль. В это время к Выселкам подошла отставшая 2-я рота есаула Романа Лазарева, но это был последний резерв в руках Богаевского и бросать его сходу в бой было бы легкомысленно. Никто не знал, чем в контратаке могут ответить красные, которые уже стали постепенно заходить во фланг 1-й сотни.
Лежа в снегу и щурясь от солнца, партизаны открыли ответный огонь по большевикам, укрывавшимся за бруствером окопов. Вдруг снаряды красных стали рваться где-то позади, обернувшись, партизаны увидели приближающийся Офицерский полк генерал-лейтенанта Маркова и штаб Добровольческой армии во главе с генералом Корниловым.
Сходу марковцы вместе с посланной Богаевским сотней есаула Лазарева бросились в атаку на позиции красных и буквально отбросили их назад, но подошедшее к большевикам подкрепление, ураганным огнем заставило залечь офицерские цепи генерала Маркова.
Тем временем на левом фланге крупные отряды из балтийских матросов стали ожесточенно теснить потрепанную сотню Ермолова и, помогавшие ей офицерские части. Решило исход сражения в пользу белых появление легендарной Баклановской сотни есаула Власова.
Одновременно батарея подполковника Миончинского на рысях обогнула залегшую сотню Курочкина и снявшись с передков, накрыла шрапнелью окопы красных, позволив партизанам занять их, после чего стала прямой наводкой громить большевицкий бронепоезд.
В это время поздоровавшись с генералом Марковым, есаул Власов повел свою Баклановскую сотню в решительную атаку со стороны хутора Казаче-Малеваного. Баклановцы смяли крепкий отряд матросов и обратили его в бегство, а затем бросились бежать и остальные.
Выбив противника из Выселок, сотня продолжила преследование бегущих большевиков, которые один за другим падали под хлесткими ударами казачьих шашек, однако вдруг казаки прекратили погоню.
Оказалось, что под их любимым командиром был ранен конь. Едва встав на ноги, есаул вступил в бой с окружившими его матросами. Власов успел зарубить нескольких большевиков, но в это время один из матросов ударил его штыком в живот, тогда есаул поддался вперед, схватившись обеими руками за дуло винтовки и погружая штык глубже в рану, он ударом шашки снес голову незадачливому матросу.
Казаки сотни обступили тело павшего командира, они уже не скрывали глухого рыдания. Здоровенный и смертельно красивый молодой есаул Георгий Протолионович Власов лежал на промерзшей земле, а ветер трепал его длинный чуб. Рядом стоял верный раненный конь, из его глаз текли слезы, он все понимал куда лучше, чем лежащие красные.
Победа далась баклановцам дорогой ценой, но позволила всей Добровольческой армии жить и двигаться дальше на Кубань. Чуть более чем тридцать конных казаков разметали неприступную оборону красных, Выселки были взяты, а противник потерял несколько сотен убитыми.
Саму станцию красные оставили позже остальных, туда в последний момент подошли 5-я и 6-е роты 2-го Корниловского батальона полковника Мухина и также обратили противника в бегство.
Всего в сражении добровольцы потеряли помимо убитого есаула Власова и смертельно раненного полковника Краснянского еще 34 человека, большая часть которых были из 1-й и 3-й сотен Партизанского полка, в том числе несколько мальчишек из числа кадетов. Среди потерь Офицерского полка были в основном раненные, а во 2-м Корниловском батальоне полковника Мухина обошлись без убитых.
После завершения боя было решено оставить в Выселках под общим командованием генерала Маркова Офицерский полк, Техническую роту и 1-ю батарею подполковника Миончинского, корниловцы ушли обратно на хутор Казаче-Малеваный, а остальные части Добровольческой армии вернулись в станицу Журавскую, где остановились на отдых.
Тела убитых партизаны забрали с собой и после отпевания с воинскими почестями похоронили в станице Кореновской, но во избежание обнаружения и надругательства без крестов и могильных холмиков.
Особенно переживал после понесенных потерь командир Партизанского полка Африкан Петрович Богаевский, он многих знал с первых дней борьбы с большевиками. Например, с полковником Краснянским он был знаком с декабря 1917-го года и высоко ценил.
Смерть Тихона Петровича Краснянского стала общим горем для всех партизан, которые искренне любили своего храброго и заботливого командира, собравшего их в январе 1917-го и поведшего на врага, он никогда не кланялся пулям, в том числе в своем последнем бою.
Уже находясь в эмиграции, атаман Багаевский так охарактеризовал Тихона Петровича Краснянского и описал его последние часы жизни:
«Раненые были собраны в хуторской школе. Я зашел туда навестить тяжелораненого полковника Краснянского и своих партизан. Бедный Тихон Петрович умирал… Он с трудом дышал и мог сказать мне лишь несколько слов. Утром 4 марта он умер… Царство небесное прекрасному человеку и отличному офицеру!
В первые дни борьбы с большевиками он играл выдающуюся роль среди казаков Донецкого округа, чудом избег расстрела и, собрав отряд, вошел в Ростов в составе Добровольческой армии. Его смерть была большим горем для донцов. Заботливый начальник, решительный и храбрый в бою, он пользовался искренней любовью и уважением всех, кто его знал.»
Победа в Выселках была нерадостной, но необходимой, ценой своей жизни эти герои дали возможность остальным бороться дальше.
Царствие небесное и вечная память павшим воинам Добровольческой армии, положившим свои жизни за други своя.
Руководитель культурно-исторического проекта «Забытая Россия» Денис Романов.

Корнилов Лавр Георгиевич
Выдающийся русский генерал Лавр Георгиевич Корнилов родился 30-го (18-го) августа 1870-го года в казачьей станице Усть-Каменогорской. Его отца звал...
Читать далее

Zeen is a next generation WordPress theme. It’s powerful, beautifully designed and comes with everything you need to engage your visitors and increase conversions.

Добавить материал
Добавить фото
Добавить адрес
Вы точно хотите удалить материал?