Взятие станицы Кореновской Добровольческой армией

Взятие станицы Кореновской Добровольческой армией.
17-го марта 1918-го года произошло ожесточенное сражение Добровольческой армии за станицу Кореновскую, которое стало самым крупным с момента начала Ледяного похода. В этом бою красные имели четырехкратный перевес в численности и еще более существенное преимущество в огневой мощи. Они сосредоточили в станице до 10 тысяч штыков/сабель при большом количестве пулеметов и орудий, а также пригнали на станцию Столичная два бронепоезда. У белых в общей сумме было не более 3 тысяч человек, в том числе люди из прикрытия обоза и конвой Корнилова.
В станице Выселки располагались Офицерский полк, Техническая рота и 1-я Офицерская батарея подполковника Миончинского, которыми командовал генерал-лейтенант Марков. Они располагались ближе всех к Кореновской, но имели нелегкую задачу пересечь железную дорогу, обойти позиции противника и атаковать его с фланга.
Корниловский полк Митрофана Неженцева находился на хуторе Казаче-Малеванный и одновременно с Марковым направился к Кореновской. Изначально корниловцы не знали о том, что впереди красные и получили боевую задачу уже по дороге. Из штаба Корнилова к Неженцеву прибыл вестовой, который передал распоряжение о штурме и направлении удара его полка.
Штаб Добровольческой армии с остальными силами на рассвете выдвинулся из станицы Журавской. Прикрывал их движение Юнкерский батальон генерала Боровского, который вначале замыкал колонну, а затем должен был перейти в авангард. В резерве Главнокомандующего оставался потрепанный боем за Выселки Партизанский полк Богаевского, а также русско-галицкий взвод, чехословацкий батальон и конные отряды.
Едва цепи атакующих вышли на равнину, как большевики сразу же открыли ураганный артиллерийский и пулеметный огонь. Из окопов противника затрещали винтовки, станица ощетинилась свинцом.
Первыми к станице подошел Юнкерский батальон, он развернулся в цепь и под шквальным огнем, двинулся на позиции красных. Слева от батальона Боровского шли стройные цепи корниловцев, всюду свистели пули, с завыванием проносилась шрапнель, иногда раздавались сдавленные стоны и на мокрый весенний снег падали раненные.
Положение становилось все более неприятным и, если на участке атаки Корниловского полка попадались иногда бугорки, то Юнкерский батальон шел в чистом поле и оказался отличной мишенью для красных. Тем временем артиллерийский обстрел нарастал. Вскоре юнкерам и частично корниловцам пришлось залечь. Под градом свинца голыми руками добровольцы стали окапываться, стараясь прикрыться.
Воспользовавшись малочисленностью атакующих и их заминкой, вызванной сильным огнем артиллерий и пулеметов, густые цепи красных беспорядочно бросаются в контратаку. Основной удар противника приходится в стык между Юнкерским батальоном и правым флангом 1-го Корниловского батальона полковника Булюбуша. Лежа, юнкера и корниловцы открывают огонь из винтовок. Патронов у белых было немного, а редкие выстрелы их артиллерии потерялись в непрекращающемся гуле обстрела с красных бронепоездов, артиллерийских батарей и шагающих навстречу цепей врага.
Паники среди добровольцев не было, но во избежание опасного в таком соотношении сил штыкового боя пришлось начать медленно отступать. Соответствующий приказ командира батальона передается по цепи и корниловцы вместе с юнкерами начинают медленно пятиться обратно. В те минуты белые испытывали неприятное чувство, это было первое отступление с начала похода.
Сзади со своим штабом под шквальным огнем красных стоял генерал Корнилов, он наблюдал за развернувшимся боем. Тут же передвигался на коне, отдавал приказание и подбадривал юнкеров энергичный генерал-майор Александр Александрович Боровский. Отходящие в цепях люди также понимали, что отступать некуда. Постепенно корниловцы и юнкера остановились, а затем без приказа развернулись и бросились в атаку.
Наступил самый напряженный момент сражения, когда на поле боя подоспели основные силы Добровольческой армии. Корнилов лично оценил диспозицию и отдал необходимые распоряжения, согласно которым наносились фланговые удары по позициям неприятеля. Генерал Богаевский во главе Партизанского полка, чехословаков и батареи полковника Третьякова обошел окопы красных и атаковал их правый фланг. Тем временем к левому флангу противника уже приближался Марков с Офицерским полком, Технической ротой и батареей Миончинского. Таким образом Лавр Георгиевич Корнилов в критический момент бросил на большевиков все силы Добровольческой армии, без прикрытия помимо штаба Главнокомандующего остались обоз с раненными и гражданскими.
Параллельно в момент начала атаки Партизанского полка раненные и все пребывавшие в обозе увидели облако пыли, которое приближалось с каждой секундой. Подумав, что это большевицкая конница, генерал Эльснер стал просить у штаба выделить хотя бы пару десятков добровольцев для защиты обоза, но и этого уже не было в руках командующего, тогда в руки взяли оружия все, кто мог его держать. К счастью, оказалось, что это не красные, а три сотни казаков и Брюховецкой станицы, которые услышали шум боя и прискакали на помощь Добровольческой армии. Здесь уже знали цену большевицким обещаниям, которые оборачиваются не земным раем, а геноцидом.
Тем временем положение на поле боя стремительно изменилось. Атакующие добровольческие цепи сбив красных с позиций, ворвались в станицу и практически не встречая сопротивления, продолжили преследование. Стоит сказать, что большевики сразу побежали толпой, как только увидели решительную перемену в настроении белых. Не смотря на свой численный перевес, матросы испугались грозящей им штыковой и бросив раненных, без оглядки убегали. Юнкера и корниловцы стреляли им в след, догоняли и кололи штыками.
Одновременно с правого фланга опрокидывая красных, под прикрытием батареи полковника Третьякова ворвались Партизанский полк и чехословаки капитана Неметчика, которых вел в бой лично генерал Богаевский. Оказавшись на окарине станицы, генерал со своим штабом и конвоем первым верхом с шашкой наголо бросился на цепи красных.
В результате стремительного натиска Кореновская была взята. Отставшие от своих красные сдавались без сопротивления, а Офицерский полк и Техническая рота под командованием генерала Маркова продолжили наступать. Они буквкльно влетели на железнодорожное полотно и продвигаясь вдоль него, атаковали железнодорожную станцию Станичную, где стояли два вражеских бронепоезда. Именно активные дейстаия генерала Маркова во многом решили исход сражения за Кореновскую.
Вскоре на помощь марковцам подошли корниловские роты, но они частично уперлись в мост и реку. Тем временем одиз из красных бронепоездов выдвинулся на встречу белым и открыл огонь по 1-й Офицерской роте подполковника Плохинского, а также 2-й Офицерской роте полковника Лаврентьева и частично по корниловцам. Попав под огнь бронепоезда и оказавшись лишенными возможности перейти на другой берег, роты 1-й Корниловского батальона полковника Булюбуша вынуждены отойти и укрыться за полотном, с которого бронепоезд пулеметным огнем поливала прапорщик Вера Мерсье.
Отвлекая внимание красной артиллерии, в противостояние с бронепоездом вступила Офицерская батарея подполковника Миончинского, перешедшая на более выгодную позицию. Она заставила бронепоезд отойти и присекла все его попытки подобраться поближе к белым.
Забрав своих раненных корниловцы отошли ближе к цепям Офицерского полка, а офицерский пулеметный расчет захвативший ближайший холм, встретил огнем подходящие отряды матросов. Большевики еще пытались перехватить ициативу. Они в очередной раз выслали против корниловцев бронепоезд и одновременно под прикрытием артиллерии пошли густыми цепями в атаку на 1-ю Офицерскую роту подполковника Плохинского (и частивно на корниловцев). Однако при этом допустили ошибку и подставили свой собственный фланг под удар 1-й Офицерской роты. По приказу Тимановского Плохинский с группой офицеров из пятидесяти человек нанес удар во фланг контратакующим красным и опрокинув их, занял окопы противника.
Одновременно с упехом Офицерского полка 2-я Корниловская рота полковника Миневрина бесстрашно атаковала бронепоезд красных и заставила его отойти (в этой атаке был ранен в ногу будущий летописец похода Роман Гуль).
Теперь уже добровольцы оказались на более выгодных позициях. Орудие штабс-капитана Шперлинга не давало большевицкому бронепоезду вновь приблизиться на расстояние прицельного выстрела, а второе орудие поручика Казанли было направлено против красной пехоты, которая еще контролировала часть окопов. Тем временем Офицерский полк совместно с Технической ротой, Юнкерским батальоном и корниловским батальоном Булюбуша заняли позиции вдоль железной дороги, а часть 1-й Офицерской роты Плохинского расположилась прямо между рельсами.
Вскоре со своим штабом прибыл генерал Корнилов. Не спускаясь с коня, он осмотрел позиции добровольческих частей и стал что-то обсуждать с генералом Марковым. Видимо Сергей Леонидович заверил командующего в том, что станция будет скоро взята, после чего стал отдавать приказания, в том числе Миончинскому и Тимановскому, который руководил штабом Офицерского полка.
К моменту появления Главнокомандующего у добровольческих цепей уже заканчивались патроны и радовало только то, что практически не беспокоил бронепоезд противника. Дело в том, что корниловцы в ходе стремительной вылазки взорвали железную дорогу. Затем отделение 1-й роты Офицерского полка под командованием поручика Якушева в свою очередь подобралось к полотну и забросало бронепоезд гранатами.
С началом общей атаки корниловцы из 3-й роты штабс-капитана Романа Пуха еще раз подвергают бомбардировке гранатами и винтовочному обстрелу бронепоезд красных, который пытался помешать корниловцам захватить мост. На этом сопротивление большевиков фактически закончилось, неприятель повсюду бежал.
Вскоре еще остававшиеся на берегу со стороны станицы Кореновской, атакующие части добровольцев местами вброд, а преимущественно по мосту и гати перешли реку. Уже смеркалось, когда сломив сопротивление, будто случайно затерявшегося отряда большевиков, добровольцы заняли, брошенную противником станцию Столичную.
На станции расположились на случай контратаки большевиков Офицерский полк и 1-я Офицерская батарея подполковника Миончинского под общим командованием генерала Маркова (это уже стало привычным для всех). Остальные части ушли на отдых в станицу Кореновскую, где и провели в спокойствии следующий день.
Победа была полной. Красные понеся тяжелые потери убитыми и ранеными, бежали в станицу Платнировскую. Они оставили победителям несколько пулеметов, а главное эшелон со снарядами и патронами, которых так не хватало Добровольческой армии. Были захвачены и медицинские препараты. Помимо этого благодаря трофеям командование смогло накормить людей (продукты еще взяли с собой). И все же эта победа была достигнута немалым числом жертв. Горстка храбрецов постепенно таяла. Пополнялся и без того большой обоз, куда вновь и вновь прибывали раненные, но все знали, за что идут и за что сражаются. Не было никакого ропота или страха, добровольцы чувствовали свою правоту, они спасали Родину от большевизма.
Царствие небесное и вечная память героям антибольшевицкого сопротивления!
Руководитель культурно-исторического проекта «Забытая Россия» Денис Романов.

Корнилов Лавр Георгиевич
Выдающийся русский генерал Лавр Георгиевич Корнилов родился 30-го (18-го) августа 1870-го года в казачьей станице Усть-Каменогорской. Его отца звал...
Читать далее

Zeen is a next generation WordPress theme. It’s powerful, beautifully designed and comes with everything you need to engage your visitors and increase conversions.

Добавить материал
Добавить фото
Добавить адрес
Вы точно хотите удалить материал?